Вы здесь

Главари хаоса

Разгон «михомайдана», «дело Рубана», нападки на Надежду Савченко лишь верхушка грандиозной трагедии, разворачивающейся на Украине. Несчастная страна стремительно погружается в криминал и анархию.

Это может быть пострашнее Руины и Коливщины. Как и в те далекие времена, на Украине набирают силу банды из дезориентированных, озлобленных и упивающихся насилием людей.

В ночь на 11 марта организованные группы молодых людей на Контрактовой площади разгромили несколько киосков на глазах полиции. Та не вмешивалась. «Срывали сигнализацию, брали товар и воровали что могли. Полиция приехала, посмотрела и уехала, служба охраны тоже отказалась работать, поскольку у нее есть пункт в договоре, что массовки она не трогает», – рассказывают очевидцы, отметив, что все погромщики были в черной униформе и масках. Сегодня подобные эпизоды происходят по всей Украине – наемные бандиты заставляют платить за «крышу» или расчищают территорию под бизнес заказчика.

“ У бандитов появляются свои лидеры, их амбиции не совпадают с интересами вчерашних «сюзеренов» ”

Во времена евромайдана в лексикон украинцев прочно вошло слово «титушка», обозначающее наемного уличного бойца. Имя Вадима Титушко из Белой Церкви стало нарицательным в результате конфликта с журналистами Пятого канала.

После успеха февральского мятежа 2014 года, когда уличные боевики сыграли весьма важную роль, их значение отнюдь не уменьшилось. И если массовка из «свидомых» бомжей продолжала цепляться за загаженную площадь, не давая разбирать палатки и баррикады и выращивая цибули на импровизированных огородах, для «титушек» нашлась новая интересная и прибыльная работа.

После переворота в стране шел интенсивный передел собственности – у людей, связанных с прежней властью, а также у тех, кто не мог защитить свое имущество, «отжимались» предприятия и недвижимость. Важнейшую роль в этом играли уличные бойцы. Ряд олигархов, оценив возможности «рейдерской пехоты», поспешили взять их на кошт. В отличие от банд рэкетиров 90-х годов, где основой были секции единоборств, новые формации создавались на базе футбольных ультрас и неонацистских группировок, в массе неплохо подготовленных к уличным силовым действиям.
Каратели Коломойского

Одним из первых начал прикармливать и использовать в рейдерских захватах нацистов и ультрас Игорь Коломойский. Он сразу решил превратить банды в свою личную армию. Благо, подоспело указание американских кураторов о необходимости формирования вооруженных подразделений из «высокомотивированных гражданских активистов» для борьбы с «сепаратистами» и проведения зачисток, привлекать к которым части ВСУ считалось нецелесообразным и даже опасным.

Под это дело Коломойский сформировал батальоны «Днепр-1», «Днепр-2», «Донбасс», финансировал «Азов» и боевое отделение (добровольческий украинский корпус) запрещенного в России «Правого сектора». В оба «Днепра» помимо нацистов вошли сотрудники ЧОПов Коломойского. Созданные олигархом карбаты не только оставили страшный кровавый след в Донбассе, но и успели основательно потрудиться на ниве рейдерства.

Успешный почин подхватили другие олигархи и политики. Балута сформировал «Харьков-1» и «Слобожанщину», скандальный депутат ВРУ Олег Ляшко – батальон «Шахтерск». «Сегодня на Украине существует не один десяток компаний с развернутой организационной структурой и сильным юридическим крылом, основной задачей которых является физическое сопровождение рейдерских атак. Эти люди хорошо подготовлены организационно, физически и обязательно умеют находить общий язык с полицией. Неконтролируемый трафик оружия внес свои изменения, на захватах появился огнестрел», – свидетельствует эксперт по безопасности Сергей Шабовта.

Изменился и состав банд «титушек». Сейчас это преимущественно участники АТО, бывшие боевики ВСУ и карбатов.

Украинский политолог Валентин Гладких на пресс-конференции в Киеве заявил, что вернувшиеся из Донбасса отставные каратели работать не желают. «Почему мы не хотим замечать, что Украина стоит на пороге криминального передела страны? Человек, который один раз взял в руки оружие, к сохе не вернется. У меня лично есть двое друзей, которые после АТО не имеют желания возвращаться на вагоностроительный завод и работать там за пять тысяч гривен. Спрос на их услуги есть, на Украине хватает и рейдерских захватов, и тех, кто хочет от них защититься».
Лифты беспредельщины

Бывших карателей отличает не только нежелание идти в народное хозяйство и стремление «жить красиво». В сентябре 2017 года главный военный психиатр ВСУ полковник Олег Друзь объявил, что 98 процентов участников АТО представляют опасность и нуждаются в лечении. «Участники боевых действий по возвращении в мирную жизнь могут стать угрозой как для собственных семей, так и для всего общества. По статистике 98 процентов из них нуждаются в квалифицированной поддержке и помощи вследствие действия боевых стресс-факторов. Расстройства бойцов характеризуются высоким уровнем конфликтности, повышенной агрессией, низкой работоспособностью, обострением и развитием хронических заболеваний, алкоголизмом, наркоманией, асоциальным поведением, повышением уровня суицидов, сокращением продолжительности жизни», – заявил главный психиатр ВСУ на «круглом столе» Комитета Верховной рады по вопросам охраны здоровья. При этом 93 процента скрывают наличие у них проблем и отказываются от медицинской и психологической помощи.

Друзь после выступления был тотчас уволен, министр обороны Украины Степан Полторак возбудил против него уголовное дело, обвинив в коррупции.

Напомним, что посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – обычное следствие войн и конфликтов. Согласно исследованиям им страдали 29 процентов ветеранов Второй мировой, 25–30 процентов американских участников вьетнамской кампании, до 18,6 процента воинов-афганцев. Но число украинских боевиков с ПТСР беспрецедентно.

О справедливости заключения Друзя свидетельствует волна преступлений, совершаемых бывшими карателями, которая захлестывает украинские города и поселки. Сами атошники социально дезадаптированы, страдают тяжелыми расстройствами, совершают суициды чуть ли не в массовом порядке.

Ситуация усугубляется растущей в обществе негативной оценкой «захистников Украины». Их считают не героями, а «лохами», не сумевшими избежать отправки в Донбасс, а также убийцами, насильниками и грабителями. Отторжение окружающими заставляет боевиков сбиваться в «стаи», промышляющие рэкетом, рейдерством и «решением» коммерческих споров. Что также не увеличивает симпатии сограждан. В результате вокруг себя они видят тыловых крыс и пособников сепаров, с которыми привыкли не церемониться. В «стаях» патологии и садистские наклонности усиливаются. «Титушки» индуцируют друг друга, в результате чего банды отличаются беспредельной жестокостью и агрессивностью.

Атошные банды быстро захватили лидерство в криминальном мире Украины, серьезно потеснив старые группировки. Почти все «ветеранские» и большинство «волонтерских» объединений – настоящие ОПГ, занятые всеми традиционными для них видами «промыслов».

В нарастающем кризисе молодые люди из самых низов общества, не имеющие возможности получить образование и найти хорошую работу, считают за большую удачу стать членом «ветеранской» банды. Но в «батальонцы» (так на Украине именуют ветеранов карбатов) берут только участников АТО. И молодежь идет добровольцами в «Донбасс» в надежде на «престижную работу» после демобилизации. Такой социальный лифт.
Страна без понятий

С «потерянным поколением» сталкивались многие страны. Но все они пытались проблему решать – через системы реабилитации или даже репрессиями. На Украине же больных на голову (будем называть вещи своими именами) военных преступников экономические и политические элиты превратили в важный инструмент продвижения своих интересов. А официальная пропаганда представляет этих людей как нравственный ориентир, перед которыми вся страна в неоплатном долгу.

Причем система безостановочно создает новых отморозков, которых уже невозможно контролировать. Между ними идет жесткая конкурентная борьба, которая в отличие от обычных уголовных группировок не регламентируется понятиями. Банды дробятся, разваливаются, собираются в новой конфигурации, укрупняются, меняют территории и заказчиков. Помимо городов успешно осваивают сельскую местность, облагая «налогом» фермеров. У бандитов появляются свои лидеры, обозначающие собственные экономические и политические амбиции, далеко не всегда совпадающие с интересами вчерашних «сюзеренов». Главари подобно некоторым итальянским кондотьерам становятся участниками передела собственности и основывают свои «синьории». Известны случаи, когда «титушки» начинали «трясти» вчерашних хозяев. Ничего удивительного – творцы «уличного хаоса» не сумели создать эффективные силовые структуры и восстановить государственную монополию на насилие. Хотя бы для того, чтобы защитить свои «революционные завоевания».

Прогнозы развития ситуации крайне неблагоприятные: очередная попытка создания украинской нации привела к криминальной войне всех против всех.

Автор: 
Борис Джерелиевский
Источник: 
Военно-промышленный курьер

Читайте также

12.06.2018 - 19:25

К чему приводит разрушение психоэкологической ниши?

08.06.2018 - 21:35

Индийские СМИ сообщают о намерении Нью-Дели отказаться от намечающегося контракта с Концерном «Калашников»

08.06.2018 - 21:30

Информационная кампания по реабилитации коллаборационистов готовит новых предателей

08.06.2018 - 21:26

Взгляды на сотрудничество, диалог и сосуществование у России и у США с Великобританией диаметрально противоположные! От такого подхода все умрут...

08.06.2018 - 21:23

За что в США не любят С-400

25.05.2018 - 12:29

Боями в Горловке бандеровцы отвлекают от главного направления удара