Второе падение Второго Рима

Падение Константинополя (Второго Рима – Флорентийской унии) вызвало к жизни изложенную псковским монахом Филофеем концепцию Третьего Рима. Но события наших дней показали, что Второй Рим ухитрился упасть во второй раз, подобно «вымытой свинье, которая идет валяться в грязи».
Это падение, можно сказать, многокомпонентное. В нём намерение учредить автокефалию Украинской православной церкви Московского патриархата – далеко не самое серьёзное отступление от основ церкви.

Константинопольский патриархат уже давно стал центром всевозможного модернизма и экуменизма (в документах на греческом языке патриарх Варфоломей именует себя «экуменическим», что можно перевести как «вселенский»). Константинополь одним из первых перешёл на григорианский календарь. Им была поддержана секта советских обновленцев-«живоцерковников», которую Троцкий и его сподвижники использовали против Русской православной церкви.
Но одним из самых серьёзных деяний стало одобрение синодом КПЦ в этом августе второго брака для разведённых или вдовых священников (второй брак для священства категорически запрещен 17-м Апостольским правилом).
Ранее Варфоломей пытался протащить разрешение на второй брак для клириков через Критский собор 2016 года (Русская, Антиохийская, Грузинская и Болгарская православные церкви участия в нём не приняли), однако все его участники выступили категорически против.
Варфоломей самочинно легализовал, то, что богословы обозначили как «прелюбодейную ересь», с помощью подконтрольного ему Синода. Это решение – своего рода окно Овертона, через которое в жизнь православных полезут и другие «новаторства», вроде женского «священства», отмены монашества, однополых «браков».
КПЦ находится под значительным влиянием, если не сказать, контролем США. Большинство прихожан живут в Соединенных Штатах и в Канаде; Вашингтон участвует в финансировании Фанара (окраина Стамбула, где находится резиденция патриарха). Прежняя администрация Обамы провозгласила продвижение «прав ЛГБТ» приоритетом внешней политики США. Так что действия Варфоломея вполне ложатся в эту парадигму.
Впрочем, для чего он это делает, не так уж и важно. Куда большее значение имеет то, насколько разрушительной эта инициатива может оказаться для мирового православия, если действия Варфоломея не будут осуждены поместными церквями. И тут большое значение имеет позиция РПЦ, самой многочисленной и авторитетной.
Пока же Москва, отвергая претензии Фанара на роль «восточного Ватикана», демонстрирует ему подчёркнутое почтение. Об этом, в частности, свидетельствовал недавний визит патриарха Московского и Всея Руси Кирилла в Стамбул, в надежде разрешить украинский кризис.
Кстати, можно предположить, что на Фанаре старались сохранить в тайне уже принятое решение по Украине, - именно для того, чтобы добиться этого визита, который уже интерпретируют как фактическое признание Москвой главенства Константинопольского патриарха.
Однако после назначения Варфоломеем на Украину своих «экзархов», что является шагом к провозглашению автокефалии, в РПЦ предупредили, что прервут общение с Константинополем. Честно говоря, не уверен, было бы принято такое решение, если бы Варфоломей отклонил претензии Киева и Вашингтона, ограничившись «только» одобрением «второбрачия».
Но именно посягательство Константинопольского патриархата на каноническую территорию Москвы вызвало негодование не только в РПЦ, но и в других поместных церквях. И теперь Варфоломей вместо «восточного папы» рискует оказаться в роли всеми осуждённого отщепенца…

Автор: 
Дмитрий Сунженцев
Источник: 
"Народный политолог"