Вы здесь

Вопиющие камни
Фото:
Фото:

Информационная война, ведущаяся сегодня рядом СМИ и блогеров против Русской православной церкви, вызывает вполне понятный профессиональный интерес журналистов, стремящихся разобраться в том, какие обвинения в адрес Церкви и ее священноначалия обоснованны, а какие - нет.

Так известный журналист и телеведущий Владимир Соловьев встретился с патриархом Московским и всея Руси Кириллом, чтобы узнать и понять суть некоторых проблем, обсуждаемых сегодня в медийном пространстве. О своей встрече со Святейшим в Чистом переулке, рабочей резиденции Патриарха, он подробно рассказал в своей авторской программе на радиостанции "Вести - FM" волнующие действительно повышенный интерес общества.

"Я в какой-то момент времени, просто читая всю информацию, которая поступает, стал осознавать, что на вопросы, которые задает общество, вопросы многие справедливые и очень жесткие, нет ответа. И общество, не получая ответы, начинает эти ответы выдумывать само. Притом ответы очень разные. - рассказал Соловьев. - Какие три основных обвинения, которые бросают в лицо Церкви? Например, первое - это алкогольно-табачный ярлык, который висит на Церкви. Второе - почему у патриарха часы за 30 тысяч долларов? Третье - что это там с квартирой? Я не спрашивал по поводу табачно-алкогольного ярлыка, потому что когда-то, довольно давно, очень серьезно разбирался с этим вопросом. Эти вопросы я не задавал патриарху, потому что я знал, что Святейший уже довольно давно эту тему, кому было интересно, освятил. Просто, как часто бывает, нашей либеральной прессе не интересно знать правду, а очень хочется кричать".

На вопрос об "истории с часами за 30 тысяч долларов", Патриарх ответил следующее: "Да, я ношу часы. Вот эти часы мне подарил Дмитрий Анатольевич. Это наши русские часы, недорогие часы с гербом - маленькие, аккуратные часы. А когда я увидел ту фотографию, я никак не мог соотнести, потому что когда мы одеваем одеяние для службы, часы невозможно надеть, невозможно носить часы. И я смотрел на эту фотографию и вдруг понял - а ведь это коллаж. Но после того, как появилась эта фотография, я пошел и стал смотреть. Ведь приходят многие и дарят. И стоят зачастую коробки, которые не открываешь и не знаешь, что там. И я увидел, что действительно есть часы Breguet, и поэтому я нигде не дал комментариев, что у патриарха таких часов нет. Потому что да, коробка с такими часами ни разу не надеванными есть и она лежит. Я с интересом и ужасом стал смотреть, а сколько же стоит ряд подарков, которые мне делали. И когда увидел, подумал, и куда их девать? То есть, конечно, можно их передаривать, но тогда что подумают о патриархе? Как же патриарх живет, если он такие дорогие подарки делает?"

Тут следует пояснить, что в момент беседы Святейший был одет в обычное монашеское одеяние - в подрясник. Но с облачением, в котором совершается служба (а именно в такой был запечатлен Святейший на снимке-монтаже), одеть наручные часы невозможно - помешают поручи.

Ведущий поинтересовался, что вообще можно понимать под понятием "собственность патриарха", что это такое. Святейший пояснил, что все, что принадлежало человеку до принятия им монашества, - например, отцовская квартира, библиотека, все это по канонам остается в его владении, и он может ими распорядится по своему усмотрению, например передать или завещать кому-то. "Все то, что мне дарится как священнослужителю, как патриарху, все это является собственностью Церкви, это не моя собственность", - пояснил он.

На вопрос Соловьева, является ли он богатым человеком, патриарх ответил следующее: "Давайте я расскажу Вам о своей квартире". Еще до приватизации, во времена Бориса Ельцина, Владимир Иосифович Ресин, узнав что тогда еще митрополит Кирилл Смоленский и Калининградский во время приездов в Москву живет в деревянном доме в Серебряном бору, взялся найти ему более подходящую его сану квартиру. И вскоре распоряжением за подписью Ельцина была выделена квартира в знаменитом Доме на набережной - бывшем правительственном здании. Собственно не квартира, а поздняя пристройка на крыше, площадью 140 квадратных метров (жилая площадь - 104 кв.м), с потрясающим видом на то место, где теперь стоит Храм Христа Спасителя.

Позже, во время приватизационной кампании, ее приватизировали, но в реальности за все время патриарх едва ли провел там более недели. Когда он был избран патриархом и переехал в Москву, он перевез туда библиотеку отца, уникальное собрание нескольких тысяч редчайших томов. Отец собирал ее всю жизнь, тратя большую часть своих денег на приобретение фолиантов.

После переезда в Москву в квартире поселились две троюродные сестры патриарха (сам он живет в своей резиденции), одной из них 65 лет, другой - 55 лет. Фотография моложавой привлекательной дамы, размещенной на известном сайте - снимок 20-летней давности, сделанный еще в Смоленске.

Надо отметить, что патриарх, его сестра и братья, двоюродные и троюродные, воспитывались вместе и ощущали и ощущают себя частью одной неразрывной семьи. Сестры положили свою жизнь на помощь Святейшему, всюду следуя за ним и помогая ему в его служении.

В этой квартире они поселились. В какой-то момент патриарху позвонила сестра и сообщила, что в этой квартире они больше не смогут жить, потому что находиться в ней стало невозможно. Приехавшему на место Святейшему открыла сестра в марлевой маске и его глазам предстала безрадостная картина - все в квартире, включая уникальную библиотеку было покрыто толстым слоем пыли - мельчайшего летучего плеса. Через десять минут нахождения в квартире патриарх начал задыхаться.

Выяснилось, что соседи снизу, затеяв ремонт, забили воздуховоды, и после того, как начали ломать межкомнатные перекрытия, вся строительная пыль ринулась наверх - в квартиру патриарха.

Исходя из ситуации и своего статуса, Святейший сказал сестрам, что сам он принять участия в этом не может, и чтобы они действовали самостоятельно, строго по закону, обращаясь во все соответствующие инстанции, для решения возникшей проблемы. Поэтому к дальнейшей судебной тяжбе между его сестрой и представителями соседей патриарх Кирилл не имел никакого отношения - он вполне сознательно полностью дистанцировался от этой проблемы.

Квартира снизу принадлежала Юрию Шевченко - бывшего министром здравоохранения при Ельцине, а затем принявшем священнический сан. По какой-то причине он не стал делать этого в Москве, а отправился аж в Житомир, где был рукоположен епископом, вскоре после этого извергнутым из сана за содомию.

Впрочем, это не единственная странность. Дело в том, что Юрий Шевченко, а теперь отец Георгий, в нарушение существующих канонов, самочинно, без всякого благословения священноначалия выстроил часовню и принялся в ней служить. По этому факту была устроена проверка, по результатам которой встал вопрос о лишении бывшего министра сана. Отметим, что происходило это все еще до истории с квартирой.

Понятно, что на фоне этой канвы патриарху было бы в высшей степени некорректно лично участвовать в бытовой тяжбе со священником, над которым к тому же нависла угроза извержения из сана, но который не спешит принести покаяние и вернуться к послушанию.

Исходя из этого, Святейший полностью устранился от этого дела, по которому решение принимал суд. Тяжба была довольно длительная, но в результате было принято решение о возмещении ущерба большую часть которого включала сумма за реставрацию уникальной патриаршей библиотеки, которую можно осуществить только в одном институте, имеющем необходимых специалистов и оборудование. Этот институт и озвучил, собственно, стоимость реставрационных работ. Сумма была более чем значительной.

При этом истцом были предприняты шаги, чтобы она была уменьшена - в частности, согласились на одинарную, вместо двойной, чистку книг, что позволило значительно сократить сумму, указанную в иске.

Ответчик платить отказался, и в дело вступили судебные исполнители - что и породило слухи об "отъеме его квартиры". На самом деле, на квартиру Шевченко никто не посягает, судебные органы просто требуют от него исполнения принятого судом решения. Сам Шевченко уже выставил квартиру на продажу за 2,5 миллиона долларов. Когда она будет реализована, из этой суммы будет погашен долг - таков закон, и это не имеет отношения к Церкви.

Блогеры и ряд СМИ с сарказмом изощрялись на тему "нанопыли" . Речь идет о мелкодисперсной пыли, которая имеет повышенную проницаемость, и была выявлена экспертами, проводящими оценку ущерба. Это заключение специалистов, к которому ни патриарх, ни Церковь отношения не имеет.

Владимир Соловьев отметил, что по его мнению, тема эта болезненна, и неприятна для патриарха. Особенно ранят его домыслы относительно его сестер. Он рассказал, что когда его - выпускника Питерской академии - отправляли служить в Смоленск, на семейном совете было принято решение, что сестры отправятся вместе с ним, чтобы помочь ему. Они с той поры и помогают, фактически отрекшись от себя, от своих собственных интересов, пожертвовав их делу служения Церкви и ее предстоятелю.

Соловьев рассказал патриарху, что, наблюдая его интронизацию, он поразился, как изменилось лицо Святейшего после того, как на него была возложена патриаршая митра. На это патриарх ответил, что все неприятности ничто по сравнению с той ответственностью, что лежит теперь на его плечах.

Был поднят вопрос и о том, что очень часто в обществе выступления Кураева или протоиерея Всеволода Чаплина воспринимаются как глас Церкви, и как истина в последней инстанции, на что патриарх ответил, что Кураев является по сути дела "вольным стрелком", отнюдь не уполномоченным говорить от имени Церкви, и выражающим свое личное, подчас не бесспорное мнение. Задачей же отца Всеволода и возглавляемого им отдела является налаживание диалога с обществом, и делает он на этом поприще много, хотя, подчеркнул Соловьев, недостаточно.

Отвечая в конце программы на вопросы радиослушателей, Владимир Соловьев сказал о богатстве патриарха: "Несомненно он миллиардер, но не в материальном плане, а в плане духа. Это тот человек, для которого материальное стяжание просто не существует. Это человек потрясающей духовности, но, говоря мирским языком, он человек совсем небогатый".

Когда Иисус Христос входил в Иерусалим, первосвященники и книжники потребовали от него, чтобы он запретил народу возносить ему хвалу и славословие. Господь ответил, что если он запретит им, камни возопиют.

И именно таким "вопиющим камнем" является сегодня на российском медийном пространстве Владимир Соловьев. Не просто далекий от Церкви человек, а иудей, он тем не менее нашел немалое мужество (можно не сомневаться, что данная программа ему даром не пройдет, он станет объектом травли либералов и богоборцев), чтобы честно разобраться в обвинениях, возводимых против патриарха . В то самое время, когда люди, именующие себя православными, равнодушно взирают на потоки лжи, обрушивающиеся на Церковь, а то и присоединяются к хору ее гонителей.

Автор: 
Иван Степанов
Источник: 
ИА "РосИнфоНет"

Читайте также

17.11.2018 - 13:41

Казачество России признается народом и получает единый координационный центр

11.11.2018 - 18:40

Заразными бывают не только вирусы и бактерии, но, как выяснили ученые, и эмоции

22.09.2018 - 19:38

Фанар вновь выступил против основ православия

22.09.2018 - 19:26

«День народного единства» не имел никакого смысла для 34% процентов опрошенной молодежи, а 42 % респондентов видело в нем только один смысл – освобождение от учебы (работы)

21.08.2018 - 12:29

Скандал с абитуриентами как подготовка к аннексии

21.08.2018 - 12:25

Многие давнишние студенты, ставшие влиятельными людьми, до сих пор с теплотой вспоминают нашу страну, охотно взаимодействуют с Россией, стараются ориентироваться на нее